Почтовый адрес: 634063, г. Томск,    ул. Бела Куна, 20

Телефон: (3822) 646-213   e-mail: dntavangard@mail.ru

Наша группа "ВКонтакте":  http://vk.com/club68908641

 
    ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХВерсия для слабовидящих
Дом дружбы

Федеральный закон от 6 января 1999 г. N 7-ФЗ  "О народных художественных промыслах"  Принят Государственной Думой 9 декабря 1998 года  Одобрен Советом Федерации 24 декабря 1998 года

Материалы к учебному семинару по вопросам формирования Реестра объектов нематериального культурного наследия народов Российской Федерации

Письмо Министерства культуры

Приказ Министерства культуры

Полный набор полей ввода информации об ОНН

Поля ввода информации

Сборник: Аспекты работы с нематериальным культурным наследием

Положение об Экспертном совете по формированию Единого реестра объектов нематериального культурного наследия Томской области

Инструкция по первичному выявлению, отбору и предоставлению сведений об объектах нематериального культурного наследия Томской области в экспертный совет для каталога объектов нематериального культурного наследия  Томской области

Решения  заседания Экспертного совета по созданию Единого реестра объектов НКН Томской области

ПРОТОКОЛ № 4 заседания Экспертного совета по созданию Единого реестра объектов НКН Томской области

Решение заседания Экспертного совета по созданию Единого реестра объектов НКН Томской области от 29.01.2014 г.

 

Скоблёная береста нарымских (южных) селькупов.

Нарымские (южные) селькупы принадлежат к самодийской группе уральско-юкагирской языковой семьи, поселившиеся в Нарымском и Томском Приобье в XIII-XV веках.

Одним из показательных элементов традиционной культуры селькупов служила художественная обработка бересты. Образцы оригинального для Сибири орнаментального стиля скоблённой бересты, благодаря экспедиционным собраниям исследователя М.Б. Шатилова, хранятся в коллекциях Томского областного краеведческого музея им. М.Б. Шатилова.

 Украшения на берестяных селькупских кузовках, по описанию исследователя М.Б. Шатилова, очень разнообразны как по способу их исполнения, так и по форме и внутреннему смыслу, их содержанию. Этническую специфику южных (нарымских) селькупов составляют криволинейные узоры, выскобленные на бересте. Орнамент выскабливали ножом на внутреннем красно-коричневом слое бересты, быстро темнеющем на воздухе. Сначала намечали контуры узоров, а затем соскабливали узорную часть, приобретавшую вследствие этого жёлтый цвет. Трафареты употребляли редко. Орнаментированные заготовки сшивали черёмуховым лыком или тонкими корнями кедра.

Своеобразный орнаментальный стиль, проявившийся в выскабливании на бересте у южных селькупов, имеет южные, алтайские, истоки. Формирование этого стиля логичнее всего увязать с миграциями племён из Южной Сибири в Нарымское Приобье в хронологическом диапазоне IX-XVII вв. Под их воздействием в южноселькупской орнаментике произошло становление контурных узоров из зубцов, овалов и полукружий, выполненных выскабливанием (прочерчиванием) с глубоким надрезом.

Значительная часть выскобленных узоров на бересте у нарымских селькупов отражает контакты последних с восточной группой ханты, активизировавшиеся с XVII в. Составляющие этот пласт ширококонтурные узоры из ромба и зигзага заняли доминирующее положение в берестяном узорочье южных селькупов и определили его вид, запечатлённый этнографией.

Образцы самобытной селькупской скоблёнки представлены в коллекциях Томского областного краеведческого музея им. М.Б. Шатилова. В современном бытовании селькупские традиции выскабливания на бересте не существуют.

Технология вязания предметов одежды одной иглой. 

Земледельческое освоение севера Томского края в XVII – XVIII вв. привело переселенцев с севера России к формированию русского старожильческого населения, сохранившего технологию вязания одной иглой в новых территориальных границах. Кроме того, технология была заимствована, благодаря близким контактам и достаточно высоким адаптивным способностям, коренным населением края – южными селькупами.

Технология одноигольного вязания напоминает плетение, в основе которого лежит последовательное соединение между собой эластичных материалов. Предметы одежды из конского волоса вяжутся в одну нить, длина которой определяется каждой мастерицей индивидуально. При помощи иглы нить пропускается через каждые три нити то сверху, то снизу. При возвращении в обратную сторону, формируется воздушная петля, являющаяся сегментом нового ряда. Эта технология позволяет создавать изделия как замкнутого контура (чулки, свитера, рукавицы), так и плоские (подстильники в сани).

Старший научный сотрудник Колпашевского филиала ОГАУК «Томский областной краеведческий музей им. М.Б. Шатилова» О.М. Титова при описании объекта «Технология вязания предметов одежды одной иглой» объединила сведения, полученные ею от информаторов, владеющих навыком вязания на одной игле с данными литературных источников. Это позволило автору не только описать технологию вязания (плетения) на одной игле, но и обозначить некоторые особенности её бытования в условиях нашего региона. Географические рамки исследования ограничены Колпашевским районом (с. Инкино, с. Саровка, д. Иванкино, г. Колпашево). Ольгой Михайловной выполнена фотофиксация самих изделий и процесс их изготовления. Фото фиксация изделий мастеров Парабельского района выполнена участниками экспедиции в Парабельский и Каргасокский районы (О.М. Рындина, Д.В. Загоскин, С.и. Дроздова, А.В. Чирков) в 2012 г.

В настоящее время из-за слабой преемственности передачи технологии одноигольным вязанием занимаются в основном люди старшего поколения. В качестве материала, за редким исключением, используется овечья шерсть. Мастериц, работающих с конским волосом, практически не осталось, хотя изделия из него (чулки, носки, рукавицы) до сих пор высоко ценятся местными жителями, занимающимися рыболовным и охотничьим промыслами.

Старожильческая свадьба Томского Приобья.

Свадьба старожилов Томского Приобья сформировалась к XIX веку и была описана рядом информаторов уже в конце XIX века.

 В 1960-70 годы старожильческая свадьба Томского Приобья получила прицельное исследование фольклориста, этномузыколога А.М. Мехнецова, который зафиксировал её в песнях и репортажах жителей десятков сёл и деревень. Он предложил наименование и выделил несколько групп бытования, выделив специфику данной свадьбы и групповую разновидность. К окологородному же типу старожильческой свадьбы, по мнению А.М. Мехнецова, относится и свадьба Нарыма и соседних сёл. Она была зафиксирована Н.П. Григоровским в 1878 году, то есть практически за сто лет до А.М. Мехнецова. Сравнение репортажей, собранных А.М. Мехнецовым и описания Н.П. Григоровского показывает, действительно, очень высокий уровень сохранности свадебного обряда на протяжении более чем столетия. До настоящего дня фрагменты свадебного обряда и песен фиксируются в воспоминаниях некоторых старожилов, проживавших в окологородских сёлах и деревнях. Однако процесс бытования старожильческой свадьбы в естественной среде практически прерван.

В 1990-2000-х годах предпринимались попытки сценической реконструкции свадьбы фольклорно-этнографическим ансамблем «Пересек» Международного культурного центра Национального исследовательского Томского политехнического университета. В 2003 году был представлен итоговый вариант реконструкции, получивший самую высокую оценку А.М. Мехнецова и его коллег, исследовавших традицию старожилов Томского Приобья. После этого началось изучение возможности восстановить свадьбу в современном бытовании. В 2006 году фрагменты свадьбы были восстановлены в комплексе современной свадьбы. В 2007 году начались дополнительные исследования недостающих фрагментов бытования свадьбы и их воспроизведение в современных условиях бытования. С 2008 года свадьба старожилов Томского Приобья реконструируется участниками арт-проекта «Васильев вечер» ОГАУК «ДНТ «Авангард» в сценическом варианте и в условиях современного бытования в полноте форм воспроизводства материальных и нематериальных атрибутов свадебного обряда. Для дальнейшего восстановления используются описание Григоровского, репортажи и публикации А.М. Мехнецова и собственные экспедиционные записи научного руководителя арт-проекта «Васильев вечер» Д.Е. Крапчунова и руководителя ремесленной студии «Мельница», указанного коллектива, С.В. Липовка.

С 2007 года регулярно делаются аудиозаписи и ведётся совместная работа по реконструкции с Виктором Яковлевичем Карташевым, 1946 года рождения – жителем села Калтай Томского района, в чьей памяти сохранились многие подробности старожильческой свадьбы, разных составляющих досвадебного и других этапов обряда. На сегодня проведено около десяти свадеб с полной или частичной реконструкцией этапов старожильческой свадьбы, в том числе пять с участием самого носителя традиции В.Я. Карташева.

Старожильческая свадьба Томского Приобья может быть отнесена к северному типу русской свадьбы, однако форма проведения некоторых составляющих свадебного обряда очень близка тому, как они проводились на юге России, в частности в Воронежской области.

Из составляющих свадьбы достаточно чётко реконструируются сватовство, рукобитье, моление, запой (пропой), баня, девичник, сборы, воеводин полк, поезд (княжий поезд), браньё, венчание, встреча от венца, постель, княжий стол, сор. Отличается Томская свадьба от общерусской традиции в моменте сватовства, где осуждается многословие и витиеватость речей сватов. Подобные указания встречаются у старожилов Красноярского края. Восстановлен состав угощения на свадебном пиру и во время других составляющих свадьбы. Есть в воспоминаниях упоминание бани для жениха накануне свадьбы, что в исследованиях практически не встречается.

В современной среде бытования из описываемого в воспоминаниях носителей наиболее чётко сохранились элементы второго дня свадьбы – ряжение, сор, дары.

Следами бытования в прошлом ОНН являются объекты хранения подразделений ОГАУК ТОКМ им. Шатилова и частных коллекций (свадебные пары, свадебные вожжи, свадебные полотенца). Технология и специфика изготовления свадебных атрибутов свадьбы старожилов Томского Приобья (например, бумажных цветов) ранее исследователями не фиксировалась, однако уже сегодня проведена некоторая реконструкция и освоена специфика изготовления свадебного наряда, бумажных цветов и др.

Репортажи и песни, записанные в 1960-1970-х годах А.М. Мехнецовым, хранятся в фольклорно-этнографическом центре СПБГК им. Римского-Корсакого, часть из них опубликована и включена в репертуар фольклорного ансамбля самой консерватории, ансамбля «Пересек» и арт-проекта «Васильев вечер». Записи 1990-2010-х годов хранятся в архивах коллективов.

Из исследователей изучающих свадебные особенности старожилов Томского Приобья следует указать Е. Валевскую, которая совместно с А.М. Мехнецовым публиковала результаты экспедиционных исследований 60-х – 70-х годов XX века, а так же П.Е. Бардину, собравшую значительное количество репортажей. А.М. Мехнецов указывает значительную коллекцию экспедиционных материалов кафедры советской литературы ТГУ, включающую до 10000 текстов по свадьбе старожилов Томского Приобья.

Скоблёная береста васюганских ханты.

Васюганско-ваховские ханты входят в более крупное объединение восточные ханты, а именно – этнографическая группа, территория проживания которых охватывает реки Вах и Васюган.

Орнаментация бересты в технике выскабливания. В этой технике орнаментации берестяных изделий (туесов, шкатулок, табакерок, коробок, сумок и т.д.) – главное – выскабливание (процарапывание) мастером остриём ножа верхнего тёмно красновато-коричневого слоя бересты до светлого розовато-жёлтого. Рисунок наносят свободно вручную без трафарета. Острым концом ножа наносят контур рисунка, а затем выскабливают его внутри. Благодаря этому узор получается неповторимый и разнообразный. Повторяясь во множестве вариаций, техника стала основой художественного стиля, получившего название – скобление бересты васюганских ханты.

Васюганская скоблёная береста уже к 1970-м годам практически исчезла. Её аутентичные образцы сохранились в музеях Томска. Воссоздание традиций произошло благодаря деятельности томских художников-живописцев, прежде всего Г.М. Ламанова и В.П. Гужина.

В настоящее время берестяные изделия, орнаментированные в этой технике, изготавливаются мастерами Томской области и сочетает в себе современный дизайн и древние традиции орнаментики берестяных изделий, которые бережно хранят и развивают.

В ассортименте: шкатулки, декоративные тарелки, подносы, сигаретницы, письменные наборы, коробки, туеса, и т.д. 

 

Янов день берёзовских эстонцев.

«Янов день» – пример сохранения своей культуры, календарной обрядности сибирскими эстонцами. Для сибирских эстонцев «Янов день» (Яяниапяэв) один из самых важных праздников в году, который сохранил свои основные обряды и обычаи до наших дней. Праздник посвящён богу плодородия Янису. Непременный атрибут праздника – Янов костёр, символ солнца. Он зажигается на Берёзовской земле в ночь с 23 на 24 июня со времён первых переселенцев и до сих пор.

Эстонская традиция празднования Янова дня в селе Берёзовка практически не прекращалась. Она сохранbла в себе черты, принесённые переселенцами с исторической родины, включbла в себе новые элементы, приобрела статус культурно-зрелищного мероприятия и стала визитной карточкой села и района.

«Янов день» – исключительное явление в силу самого факта сохранности аутентичной традиции до наших дней. «Янов день» – особая форма праздничного общения, имеет большое значение в воспитании молодёжи и детей, приобщении их к народным традициям, эстонской культуре.

Янов костёр для эстонцев – символическое воплощение знойного июньского солнца, самый главный костёр в году. Он несёт очищающую силу, то есть сжигает всё зло вокруг. Существует обычай прыгать через костёр, чтобы очиститься от болезней. Пепел Янова костра жители села Берёзовка утром собирают и рассыпают по огородам, чтобы был хороший урожай.

В Берёзовке праздничное действо происходит на зелёной поляне на берегу пруда. В настоящее время празднование ведётся по сценарному плану. Неизменным остаётся набор элементов праздника: опахивание поляны перед праздником сохой, впряжённой в коня; обряд очищение огнём и водой; угощение приезжих «Обетной» кашей; «стариковские посиделки» - исполнение эстонских песен знатоками фольклора; конкурсный сбор трав с целебными свойствами, поиск цветущего папоротника; плетение венков и пускание их по воде; катание горящих колёс с горы; зажигание костра в полночь; хоровод вокруг костра; обряд сбора росы, обладающей целебными свойствами.


Томская техника полупрорезной резьбы по бересте (профилированная резьба).

Это искусство резьбы по бересте, существующее на территории Томской области (Томско-Нарымское Приобье) с XIV в.. Со второй половины XX в. центром берестяного производства стал г. Асино. В технике орнаментации берестяных изделий (туесов, шкатулок, табакерок, коробок, сумок и т.д.) полупрорезной резьбой главное ― выбор (съём) слоя с фоновой части бересты. Повторяясь во множестве вариаций, он стал основой художественного стиля, получившего название «полу-прорезная береста».

Техника полупрорезной резьбы по бересте является весьма редкой в отечественном берестяном промысле. В настоящее время технику практикуют в ООО «Богара (г. Томск) и отдельные индивидуальные мастера Асиновского, Верхнекетского районов Томской области и г. Томск. Вся вновь разрабатываемая и изготавливаемая продукция сочетает в себе современный дизайн и древние традиции резьбы по бересте, которые мастера бережно хранят и развивают.

 

Эстонское вязание варежек и носков.

Эстонские переселенцы, осваивавшие земли Западной Сибири, в том числе и земли Мариинского уезда Томской губернии в начале ХХ века, а позже и их потомки не только сохранили эту технологию в новых территориальных границах, но и привнесли её в культуру местного населения. К сожалению, только в одной Берёзовке сохранились традиционный уклад жизни и культура далёкой Прибалтики.

Главное отличие эстонских вязаных изделий от аналогичных русских в стилизованном цветочном орнаменте. Для эстонских вязаных изделий характерны зелёные и красные цветочные узоры на чёрном фоне. Сюжеты орнамента включают изображение деревьев, цветов, птиц, животных. Особым образом вяжется резинка варежек и носков, так называемой эстонской спиралью.

 

Технология изготовления кукольной семьи в с. Верхний Куендат, Первомайского района.

Комплект состоит из трёх кукол, составляющих кукольную семью. Это игровые тряпичные куклы на скрутке из ветоши, одетые в костюмы из хлопчатобумажной ткани.  Технологические различия между мужской и женской куклами отмечаются, например, в изготовлении пояса. Между детской и взрослой фигурой различий, кроме размера куклы,  не отмечено.

 

Пословицы и поговорки томских татар.

 Исследование и описание объекта выполнено Еленой Шаукатовной Сафиуллиной, главным специалистом по информационным и международным связям ОГАУК «Центр татарской культуры». В летние месяцы 2014 года Е.Ш. Сафиуллиной проводились полевые исследования, которые включали в себя не только выявления, фиксацию (на аудио и видео носителях), но и попытки систематизации пословиц, пословиц, поговорок и заговоров, благопожеланий, записанных во время экспедиции у носителей культурных традиций из татарских деревень Казанка, Барабинка, Чёрная Речка Томского района и г. Томска. 

Технология изготовления лодки-долблёнки в Нарымском Приобье».

 

На территории Нарымского края русским и «остяцким», т.е. хантыйским и селькупским населением использовались однотипные по конструкции лодки-долблёнки и применялась схожая технология их изготовления. Однотипность лодок у различных по происхождению и культуре этносов объясняется их территориальной близостью и межэтническими контактами. О том, что «остяки научили делать обласки их дедов» помнят мастера-лодочники пожилого возраста и в наши дни.

Ещё в середине ХХ века традиция изготовления долблёнок в Нарымском крае существовала повсеместно. Старожилы вспоминают, что «почти каждый рыбак и охотник умели ладить лодки». Передача опыта и знаний по изготовлению лодок происходила обычно в рамках семьи: старшие мужчины учили своих сыновей и внуков.

 

Селькупские сказки Ирины Анатольевны Коробейниковой.

Селькупские сказки в исполнении И.А. Коробейниковой ценны как живые реликты (остатки) функционирования фольклорной традиции, некогда, вероятно, богатой как в сюжетном, так и в жанровом отношении. Однако на сегодняшний день ситуация с селькупским языком и, собственно, с селькупским фольклором такова, что даже фрагментарные её осколки считаются ценными уже потому, что являются доказательствами наличия этой самой традиции. Ирина Анатольевна в настоящий момент является в прямом смысле последней, кто может, как продуцировать спонтанную речь по-селькупски, так и переводить с русского на селькупский (и обратно – с селькупского на русский). 


 

Песни села Богословка Зырянского района.

Описание объекта  выполнено кандидатом философских наук Д.Е. Крапчуновым  по материалам экспедиций арт-проекта «Васильев вечер» в с. Богословку в 2013-2014 гг. и записям А.М. Мехнецова (60-70-е гг. ΧΧ в.).

Песни с. Богословка Зырянского района ― продукт ассимиляции музыкальной традиции воронежских переселенцев и усвоения ими закономерностей песен старожильческого населения Томской губернии. Именно как старожильческие они были атрибутированы А.М. Мехнецовым. Песни богословские звучат в предельно низком, «угрюмом» регистре, для них характерен медленный или достаточно умеренный темп. Преобладает пение в низком грудном регистре ярким, насыщенным звуком; темп неторопливый, чаще медленный. Сольный запев более свободен ритмически, может исполняться декламационно.

 

Музыкальный фольклор томских татар  «Городок кϴйләре» (гостевые и дружеские частушки).

Жанр «Городок көйләре» ― вид частушек, как правило, состоящий из двух частей, несвязанных внутренним со-держанием, но создающих некий диссонанс, в конечном варианте придающий юмори-стический оттенок. В первой части часто даётся описание природы, или какой-нибудь жизненной ситуации, а во второй ― умозаключение, житейская мудрость. Традиционно частушки «Городок көйләре» исполнялись «стенка на стенку», чаще в сольном исполнении. Но последнюю строку часто пропевали хором. Частушки исполнялись на вечеринках, посиделках, свадьбах, национальных праздниках. Чаще всего данный вид частушек исполняют под гармонь. В момент состязаний «стенка на стенку» проигрыш на гармони используется как временной ресурс, для заполнения нежелательного вакуума.

 

Свадебная обрядность томских татар. 

Несмотря на изменения и исчезновение некоторых свадеб-ных ритуальных и обрядовых действий, в связи с влиянием культур других народностей и мировых тенденций, в последние года участились случаи обращения в ОГАУК «Центр татарской культуры» с просьбой дать кон-сультацию по проведению татарской свадьбы в старинном традиционном формате.

Еленой Шаукатовной Сафиуллиной, главным специалистом по информационным и международным связям ОГАУК «Центр татарской культуры», даны описания основных мероприятий традиционного татарского свадебного обряда (сватовство, сговор, совет, собственно свадьба, приветствие женихом родителей невесты, перевоз молодой в дом родителей жениха).

 

Технология изготовления камусных охотничьих лыж в Томском Приобье.

Технология была зафиксирована в конце 2012 года в совместной экспедиции сотрудников кафедры музеологии, культурного и природного наследия НИИ ТГУ (О.М. Рындиной, Д.В. Загоскиным) и сотрудниками отдела народных промыслов и ремёсел ОГАУК «ДНТ «Авангард» (О.И. Дроздовой и А.В. Чирковым) в Пара-бельский район, который является местом традиционного проживания этноса южных селькупов, в настоящее время практически ассимилированного русским населением. При этом сохраняется селькупское наследие, в том числе в технологиях народных промыслов и ремёсел.

Селькупские охотничьи лыжи камусные – подбитые или подклеенные с нижней ходовой части камусом – материалом, снятым с голени лося или лошади (в некоторых регионах используется камус из шкуры тюленя (байкальской нерпы) или дикого кабана). Главная функциональная особенность камуса – ворсистая поверхность, препятствующая скольжению в направлении, противоположном движению лыжника и в стороны. Благодаря этому на камусных лыжах можно сравнительно легко преодолевать препятствия, подниматься по склонам возвышенностей, ходить по пересечённой местности. 

 

Технология изготовления праздничного костюма эвенков Верхнекетья.

Практически все исследователи и путешественники, встречавшиеся с эвенками, отмечали изумительный по богатству бисерной вышивки и оригинальности покроя «тунгусский фрак». В прошлом данный тип костюма был распространен на большей части территории проживания эвенков, но к нач. XX века сохранился только в Обь-Енисейском между-речье и стал своеобразной «визитной карточкой» сымской группы. В настоящее время полный комплект костюма крайне редко встречается даже в музейных коллекциях. В быту сохраняются только отдельные элементы, часто в качестве «смертной» одежды. В последние годы наблюдается возрождение праздничного костюма (пос. Белый Яр Верхнекетсного района, семья Ивигиных), однако с использованием новых материалов и значительным изменением принципов орнаментации.